?

Log in

No account? Create an account

Сентябрь 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Тэги

Разработано LiveJournal.com

alla_amelina in politics_80_90

ВПЕРВЫЕ В АМЕРИКЕ. 1989-й

Осенью 1989 года я попала в Америку. В составе огромной, в несколько сот человек, делегации: учителя и артисты, спортсмены и шахтеры, врачи и чиновники (куда ж без них)… Ну и журналисты, разумеется. Из разных регионов — видимо, в те, уже перестроечные, но еще вполне советские времена, были разнарядки по географии, профессии, возрасту, половой принадлежности. Очень разношерстная делегация была. А мне эта поездка обломилась,думаю, по нескольким причинам: во-первых, международные связи были в «Вечернем Ростове» моей темой; во-вторых, нужен был человек, свободно владеющий английским, поскольку предстояло неделю жить в американской семье; в-третьих, претендент должен был быть готов принять у себя дома американских гостей с ответным визитом. Моя коммуналка на пятом дореволюционном этаже, но в центре Ростова, казалась тогда вполне подходящей для этой цели.

Сегодня довольно занятно перечитывать свои репортажи о той поездке. Другая эпоха… Надеюсь, и сообщникам может быть небезынтересно, как это было в конце 80-х. Даю тексты так, как они были опубликованы в «Вечерке». С некоторыми комментариями.


ПИТСБУРГСКИЕ ВСТРЕЧИ

В конце прошлого года в США состоялась конференция советско-американской общественности. Среди ее участников была и корреспондент «Вечернего Ростова» Алла Амелина. Сегодня мы начинаем публиковать страницы ее «американского дневника». Думается, этот рассказ будет особенно интересен нашим читателям в канун начинающегося визита М.С.Горбачева в США.

1. ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА — В МОСКВЕ

Чатокуа... Не правда ли, слово это звучит по-индейски гордо и немного загадочно? Оно действительно индейское и в переводе означает «сумка, стянутая ремнем посередине». Так называется живописное озеро в США, штате Нью-Йорк, по имени которого назван и расположенный на его берегу институт.

Но в последние года слово «Чатокуа» приобрело еще один смысл — для тысяч участников движения сторонников мира оно стало одним из символов улучшения советско-американских отношений, перехода от конфронтации к диалогу. Потому что именно институт Чатокуа с 1985 года стал организатором конференций общественности СССР и США по вопросам международных и двусторонних отношений, которые проводятся в рамках провозглашенной в свое время Р.Рэйганом программы американско-советских обменов.

Институт Чатокуа возник в 1874 году как частная воскресная школа. С самого начала формы обучения в Чатокуа отличали проведение свободных дискуссий, обсуждение различных проблем с привлечением известных специалистов.

В дальнейшем выступления политических деятелей с последующими вопросами и свободным обменом мнениями получили в США в конце XIX- начале XX название «дискуссии в стиле Чатокуа».

Можно с уверенностью сказать, что новый «взлет» популярности института Чатокуа связан с проведением конференций общественности СССР и США, первая из которых состоялась в июне 1985 года. С тех пор они проводятся ежегодно, поочередно в Советском Союзе и в Соединенных Штатах. Последняя из них состоялась в Питсбурге и поэтому называлась «Чатокуа в Пите». Ее участницей мне и посчастливилось стать.

***
Первая встреча с Америкой состоялась... в Москве. Здесь накануне вылета в США советскую делегацию принял в своей резиденции Чрезвычайный и Полномочный посол США Джек Мэтлок.

Холодным дождливым вечером мы отправились в Спасо-хауз — резиденцию всех американских послов в Москве со времени установления в 1933 году дипломатических отношений между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки. Расположена она в одной из тихих небольших улочек старого Арбата, на Старопесковской площадке. Отсюда и название резиденции - «Дом на Спасо».

- Ну что, все собрались? - практически без акцента спросил заглянувший в зал мужчина средних лет , круглолицый, с мягкими чертами лица и добродушной улыбкой. Через несколько минут Джек Мэтлок представился нам официально. Он рассказал об истории конференций Чатокуа, о Питсбурге, ответил на вопросы членов советской делегации. Думаю, некоторые ответы Дж. Мэтлока будут небезынтересны для наших читателей.

- Известна цифра, что около 98 процентов американских бизнесменов возвращаются из деловых поездок в СССР без конкретных результатов. В чем причина?

- На это есть несколько причин. Большинство наших бизнесменов не знает специфики советского рынка. Многие этого рынка просто не могут найти. Серьезная трудность — неконвертируемость рубля.

По-прежнему слишком осторожны чиновники, хотя изменения к лучшему в последнее время есть. Дело в том, что в СССР больше бюрократии, чем у нас. Наши бюрократы ничем не лучше ваших, просто у нас их меньше. Согласитесь, что если для заключения делового соглашения надо получить одобрение 32 инстанций — не каждый на это пойдет.

Еще одно препятствие — отсутствие точных общих стандартов для охраны окружающей среды, что тормозит строительство совместных предприятий.

Во многом осложняет наше деловое партнерство и нерешенность взаимоотношений между Москвой и республиками.

И, наконец, нельзя не принимать во внимание такой фактор как большое расстояние между СССР и США.

- Когда, на ваш взгляд, завершится перестройка?

- Перестройка — это процесс, который нельзя закончить за определенный срок. Например, наше американское общество все время перестраивается. Динамичное общество требует постоянных перемен.

- Как вы оцениваете обстановку в Верховном Совете СССР?

- Дебаты в Верховном Совете очень интересны. Они вселяют большую надежду, что у вас создается государственный строй, где решения принимаются на основе мнения населения. Я могу соглашаться или не соглашаться с какой-либо из сторон, но я приветствую сами дебаты. Открытый политический процесс всегда означает более мирную политику со стороны правительства.

Почему изменилась политика США в отношении прибалтийских республик, если еще не так давно «Голос Америки» чуть ли не советы давал, как выйти из состава СССР, то теперь - «на американскую помощь не рассчитывайте»? (Вопрос представителя Прибалтики).

Наша политика в отношении республик Прибалтики не изменилась: мы по по-прежнему не признаем их включение в СССР. Но мы сторонники решения этой проблемы мирным демократически путем. США не заинтересованы в дестабилизации положения в Советском Союзе, и мы никогда не поддержим насилия, нарушения норм демократии, ущемления прав человека, с чьей бы стороны это не исходило.

Как повлияла перестройка на взаимоотношения наших стран?
Доверия стало гораздо больше, чем 3-4 года назад. Что создает базу для доверия? Многие факторы. Это и конструктивные встречи наших руководителей, и подписание важных договоров, которые строго соблюдаются. В более общем смысле росту доверия способствует то, что советское общество стало более открытым. А открытое общество не может угрожать другим. Очень помогает укреплению доверия народная дипломатия, такие вот встречи. Они играют чрезвычайно важную роль.

В заключение Джек Мэтлок пожелал успеха перестройке. Так закончилась наша первая встреча с Америкой — в Москве. На следующий день рано утром мы вылетали в Вашингтон.

(Встреча в посольстве СССР в США была иной. Нашу делегацию разделили на «элиту» и «простых смертных» и принимали отдельно, в разное время и в разных местах. В числе «избранных» были Е.Примаков, В.Познер, В.Меньшов, С.Немоляева... Как-то так).

2. ГОРОД НЕИЗВЕСТНЫХ ГЕНЕРАЛОВ

Специальный чартерный рейс через несколько часов доставит нас за океан. Позади — Ирландия, где наш самолет совершил первую промежуточную посадку в аэропорту Шеннон, примечательном тем, что здесь состоялась встреча М.С.Горбачева с М.Тэтчер. Впереди — Канада, посадка в Нью-Фаундленде…

(Мне Шеннон запомнился еще и тем, что всем на выходе из самолета стюардесса выдавала по банке кока-колы, а я не знала, как она открывается, в новинку это еще было. Подсмотрела у попутчиков, научилась :-) )

Из беглых аэропортовских впечатлений запомнилась, пожалуй, стена со стендом для «путевых заметок» типа «здесь был Мыкола». Видимо, приняв во внимание неистребимое желание наших авиапассажиров оставлять подобного рода автографы, местные власти решили для сохранности стен вешать такие стенды.

(Сегодня я бы подумала, что это «стенд встречи» - для тех, кто в пути хочет с кем-то пересечься или просто дать о себе знать. А еще Канада поразила схожестью с Россией — сосны, березы, запах родной. Конечно, вспомнился Галич - «Так похоже на Россию, только все же не Россия»).

Последний четырехчасовой перелет — и мы в Вашингтоне. День приезда был отведен на отдых. Но желание увидеть как можно больше пересилило дорожную усталость, и мы с новой приятельницей — учительницей из Челябинска М.В.Буковской — отправились в первую нашу экскурсию по столице Соединенных Штатов. Мы не рискнули слишком удаляться от нашей «резиденции» - отеля «Хилтон», но по окрестным кварталам походили. Уютные, ухоженные улицы, фешенебельные двух-, трехэтажные дома разнообразной архитектуры, тишина и порядок — все здесь создает обстановку спокойной респектабельности. Во время этой прогулки мы, неожиданно для себя, побывали в гостях. Пожилая леди с собачкой, у которой я спросила дорогу, оказалась владелицей одного из особняков. Узнав, что мы из Советского Союза, Джин Линдли (так звали хозяйку) готова была без конца расспрашивать о нашей стране, о нашей жизни, о перестройке. Интерес ее был неподдельным и весьма доброжелательным. Но засиживаться у новой знакомой мы не стали. Наша гид миссис Уэллис предупредила, что поздние прогулки по Вашингтону, тем более без сопровождающих, не рекомендуются — преступность. Да мы и сами уже видели на улицах таблички, предупреждающие, что дальше в этом направлении двигаться небезопасно.

Следующий день был до предела насыщен экскурсиями по Вашингтону. Не стоит, думаю, подробно описывать широко известные достопримечательности столицы США. А вот о впечатлениях, так или иначе ассоциирующихся с нашей действительностью, попытаюсь рассказать хотя бы фрагментарно.

Арлингтонское кладбище, разместившееся на 612 акрах земли. Вот уже 120 лет оно является местом захоронения погибших в различных войнах. Местом поклонения памяти тех, кто отдал свою жизнь служению родине. Но вы не увидите здесь вычурных памятников, пышных венков. Кладбище выглядит аскетично: строгие кресты, простые обелиски. На могилах — маленькие скромные букеты или звездно-полосатые флажки. Здесь перед лицом смерти действительно равны все: солдат и генерал, президент и космонавт.

Исключение составляет символическая могила неизвестных солдат, погибших в первой и второй мировых войнах, в Корее и во Вьетнаме. Около этой могилы стоят в почетном карауле юные солдаты американской армии. При каждой смене караула один из них обращается к туристам с просьбой сохранять молчание. Это место — святыня для каждого американца, а для солдата нести здесь службу — истинно почетная обязанность, потому что направляют сюда лучших из лучших.

На Арлингтонском кладбище похоронены и братья Кеннеди, Джон и Роберт. На мемориальной стене у могилы 35-го президента США Дж.Кеннеди высечены его слова (за абсолютную точность перевода не ручаюсь, но смысл таков: «Не надо спрашивать у Америки, что она дала тебе. Лучше проси у себя, что ты сделал вместе с Америкой, чтобы вам жилось лучше». Не правда ли, звучит для нас более чем актуально?

Есть в Вашингтоне еще один, очень оптимистичный памятник Дж.Кеннеди — центр искусств, названный его именем. Практически все крупные страны мира принимали участие в его создании, принеся в дар мрамор для облицовки, амфоры и люстры для украшения интерьера и т. д. Список этих даров вручается гостям центра как сувенир, а каждого входящего встречают флаги стран, принесших эти дары. Среди их многоцветья мы не увидели нашего алого стяга.

Центр открылся в 1971 году, - пояснила гид. - Тогда между СССР и США были не те отношения, чтобы делать подарки.

...Заметы «холодной войны», минувшей, будем надеяться, навсегда.

Еще одна святыня американцев — мемориал, воздвигнутый в честь тех, кто погиб или пропал без вести во Вьетнаме. Да, война эта была неправедной. Но разве виноваты в этом парни, отдавшие свои жизни по приказу? На мемориальной стеле длиной около 250 футов высечено 58 132 имени. Списки погибших и пропавших без вести идут в хронологическом порядке. С каждым годом росло число жертв, и все выше и выше поднимается мемориальная стена, чтобы вместить этот скорбный список... Комок подкатывает к горлу, когда видишь ветеранов этой войны, несущих добровольную вахту у памятника своим боевым товарищам. А напротив — скульптурная группа, созданная Фредериком Хартом: три американских солдата, представители трех разных рас, населяющих Америку, словно только выбрались из джунглей Вьетнама...

В семь миллионов долларов обошлось сооружение этого мемориала. Эту сумму составили добровольные пожертвования корпораций, объединений ветеранов, общественных организаций и 275 тысяч американцев.

В Белый дом мы, к сожалению, не попали, осмотрели его лишь снаружи. Дом как дом. Только правительственный. Гораздо большее впечатление произвело то, что происходит вокруг него. Здесь на лужайках и газонах круглый год и круглые сутки кто-нибудь против чего-нибудь протестует. Приходят с плакатами и транспарантами, разбивают целые палаточные городки. На момент нашего пребывания наиболее активно выступали женщины, опасающиеся, что у них отнимут право на аборты. В Вашингтоне к этим ситуация давно привыкли. Белый дом на них не реагирует, а горожане относятся к такой форме протеста с нескрываемой иронией, не без основания полагая, что сидеть целыми днями на лужайке могут позволить себе лишь бездельники.

«Пик» нашего экскурсионного турне по столице США — посещение Капитолия и, в частности, заседания Конгресса. В зал заседаний мы прошли после двойной проверки, миновав контрольные посты наподобие аэрофлотовских. И на галерее для гостей мы находились под бдительным присмотром некоего служащего, который следил за тем, чтобы никто не разговаривал, не записывал ничего ни в блокнот, ни на диктофон.

В Конгрессе мы стали свидетелями выступления довольно известного депутата от Демократической партии Барбары Микульски, она говорила о необходимости увеличения ассигнований на обслуживание ветеранов вьетнамской войны. Чинно, спокойно шло это заседание, без накала эмоций и очередей к микрофонам. По довольно малолюдному залу свободно расхаживали совсем юные ребята и девушки, разносили какие-то бумаги, раскладывали документы, а в свободное от этих занятий время непринужденно рассаживались на ступеньках.

Как нам потом объяснили, это школьники, старшеклассники, интересующиеся политикой и решившие избрать профессии экономистов, политологов, журналистов. Они работают в Конгрессе за небольшую плату, и работа эта считается, конечно же, весьма престижной, ее могут получить только лучшие ученики. Здесь они имеют возможность приобрести какие-то профессиональные навыки.

В Вашингтоне я созвонилась и встретилась со своим коллегой Робертом Калленом, знакомым мне по Ростову. Надо сказать, что американцам очень присуще чувство благодарности — в Ростове я оказала Роберту содействие в его журналистской работе, и он с готовностью вызвался такое же содействие оказать мне. С его помощью я и попала в Американский университет — частное учебное заведение, существующее уже около ста лет. Здесь мы встретились с Патриком Мартином, заместителем декана факультета средств массовой информации: меня интересовала система подготовки журналистских кадров. Надо сказать, что в принципе она мало чем отличается от нашей (не считая, конечно, технической оснащенности). В программе — изучение истории, литературы, языка, других гуманитарных дисциплин. Специализация — печать, радио, телевидение, общественные отношения. Есть здесь студенческое радио, и своя телестудия и, конечно, газета, которую полностью делают сами студенты, без какого-либо вмешательства преподавателей.

Зайдя в одну из аудиторий, мы застали там «сотрудников» учебной газеты, которые попросили разрешения задать мне несколько вопросов. Должна сказать, что это первое (но не последнее) интервью с США было, пожалуй, самым напряженным. Поразила политическая эрудиция будущих журналистов, их осведомленность в наших делах: от результатов голосования в Верховном Совете СССР по различным вопросам до НЛО над Воронежем.

Да, судя по всему, отсутствие системы распределения выпускников, гарантирующего по окончании вуза работу по специальности, имеет и свою положительную сторону: зная, что им предстоит самим пробить себе дорогу в жизни, будущие молодые специалисты всерьез овладевают избранной профессией.

Вот такие впечатления остались у меня от Вашингтона. Остается пояснить, почему я назвала эту главу «Город неизвестных генералов». Дело в том, что по окончании гражданской войны в столице было установлено такое множество памятников военачальникам, что даже экскурсоводы затрудняются ответить, кто есть кто. Вот и называют вашингтонцы в шутку свой город городом неизвестных генералов.
Фото, уж простите, делала фотоаппаратом тех времен.


"На берегах Потомака"

Арлингтонское кладбище






Мемориал ветеранам Вьетнама

Comments

(Анонимно)

Здравствуйте. Я тоже была в составе этой делегации. Представляла Азербайджан. Интересно было прочитать и вспомнить. Спасибо