?

Log in

No account? Create an account

Сентябрь 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Тэги

Разработано LiveJournal.com

alla_amelina in politics_80_90

ВПЕРВЫЕ В АМЕРИКЕ. 1989-й Ч.2

3. ТАКИЕ РАЗНЫЕ ПРИГОРОДЫ

И вот мы снова в воздухе, в небольшом самолете, выполняющем рейсы на внутренних авиалиниях и весьма напоминающем наш ЯК-40. Он должен через час с лишним доставить нас в Питсбург, место проведения советско-американской конференции — главной цели нашего заокеанского путешествия.

Стюардесса, вопреки распространенному стереотипу, не источала беспрерывно ослепительные улыбки. Скорей, напротив — она была деловито-серьезна. Но зато ее ненавязчивое внимание пассажиры ощущали постоянно. Характерная деталь: объяснение правил пользования спасательным оборудованием стюардесса сама же сопровождала сурдопереводом — ни один пассажир в случае аварии не должен остаться в неведении относительно этих правил. С таким отношением к людям, в чем-то обделенном судьбой, я сталкивалась в США регулярно: и на улицах, где есть специально оборудованные переходы и посадочные площадки для инвалидов, и на концерте, где тексты песен переводились для глухонемых, и вот теперь — в самолете...

Наконец мы приземляемся в аэропорту Питсбурга. Мне повезло: попала в группу, прилетевшую первым рейсом, и до официальной церемонии встречи у нас была возможность совершить обзорную экскурсию.

Природа Пенсильвании (в этом штате расположен Питсбург) хороша необычайно. Живописные холмы, покрытые густым лесом, полыхали всеми мыслимыми и немыслимыми красками «бабьего», а точнее - «индейского лета». Так называют американцы последние погожие дни поздней осени. Говорят, что любители природы специально приезжают сюда в эту пору, чтобы насладиться ее неповторимым очарованием.

Ближе к городу девственная природа стала все отчетливее нести на себе следы вмешательства человека. Нет, здесь не было ни асфальтированных аллей, ни клумб, ни декоративных цветочных ваз. Но идеальные газоны, ровные лужайки, аккуратные кроны деревьев — все это недвусмысленно свидетельствовало о тщательном уходе. Как выяснилось, это был один из фешенебельных пригородов Питсбурга. Владельцы расположенных здесь коттеджей, как правило, содержат садовников. Правда, в последнее время найти работника на это место не так-то просто. Несмотря на то, что труд садовника оплачивается достаточно высоко даже по американским стандартам - 40 долларов в час — желающих выполнять эти обязанности немного: они и трудоемки, и требуют соответствующей квалификации.

Во время этой экскурсии мы побывали и в рабочем пригороде Питсбурга. Вернее, бывшем рабочем пригороде. Потому что сегодня этот поселок практически опустел. Жутковато выглядят добротные дома, брошенные их хозяевами, забытая на веранде кукла, заколоченный магазин...

Почему же этот заброшенный поселок стал одной из достопримечательностей Питсбурга?

Еще в Москве посол США Джек Мэтлок рассказывал членам советской делегации, что Питсбург представляет особый интерес как один из крупнейших центров металлургической промышленности, в котором разрешены экологические проблемы.

- Да, говорит экскурсовод, - еще несколько лет тому назад над городом висел постоянный смог, выбросы промышленных предприятий буквально не давали дышать. Ряд металлургических заводов закрыли. Теперь, ка видите, с атмосферой нет проблем. Действительно, воздух над Питсбургом был чист и прозрачен. В ходе конференции многие из ее участников говорили о колоссальных социальных проблемах, вызванных решением экологических. Сокращение рабочих мест, вынужденная миграция населения — все это породило драматическую ситуацию в Питсбурге. «хирургическое вмешательство» в жизнь города оказалось весьма болезненным.

Интересно, что инициатива закрытия предприятий-загрязнителей исходила не столько от общественности, сколько от федеральных и местных властей.

Но вот, наконец, мы въезжаем в центр Питсбурга. Через несколько минут — торжественная встреча, знакомство с семьями, в которых нам предстоит жить целую неделю.

Едва первые пассажиры спустились со ступенек автобуса, как грянула бравурная музыка, нас окружили улыбающиеся лица, в воздухе замелькали советские и американские флажки. Держа в руках заранее выданный номер, я протиснулась в окружающую автобус толпу в поисках своих будущих «хозяев» - у них в руках должен был быть такой же номер. Пожалуй, это был один из самых волнующих моментов. Кто же, кто окажет мне гостеприимство в далекой Америке? Кого мне предстоит потом принять с ответным визитом?

Судя по тому, как мы бросились друг к другу, волнение было обоюдным. Итак, моя «хозяйка» - Сэлли Уиггин. Моя ровесница и моя 100-процентная коллега — репортер отдела информации и спорта. Идеальный вариант!

Погрузив вещи в машину, отправляемся домой. По дороге Сэлли рассказала, что размещением участников конференции занималась специальная организация - совет по приему иностранных граждан. Семей, желающих принять советских гостей, оказалось раза в три больше, чем требовалось. Поэтому совет отобрал те из них, которые прежде всего дают представление о типичном образе жизни типичного среднего американца.

Итак, впереди — неделя «американского образа жизни».

4. В СЕМЬЕ, НО БЕЗ СЕМЬИ

Не знаю, насколько типичен образ жизни Сэлли для американцев, но для журналистки — более чем. Видимо, специфика нашей профессии имеет все же интернациональный характер. Забежать домой, перекусить и мчаться дальше, на вечернее мероприятие — как это знакомо!

Несмотря на усталость, я без раздумий приняла приглашение Сэлли побывать с ней на традиционном торжественном собрании ветеранов спорта Песильвании в Зале спортивной славы. Вести это собрание предстояло репортеру местной студии телекомпании ABC Сэлли Уиггин. Как пояснила коллега, для нее это особая честь - впервые за почти тридцатилетнюю историю таких собраний его ведущей будет женщина. Позже я поняла: в США женщина за трибуной, за столом президиума и т. д. - совсем не то, что у нас. Для американок каждый такой факт — прорыв к равноправию с мужчинами.

Но к этому я еще вернусь. А пока хочу рассказать о доброй традиции спортсменов Пенсильвании. Каждый год они собираются на торжественный вечер — с семьями, с друзьями. Вспоминают былое, чтят память ушедших из жизни, принимают в свои ряды «новичков», пополняют экспозицию зала спортивной славы. Очень теплая, добрая человечная традиция, достойная того, чтобы ее перенять.

Перед началом собрания Сэлли предупредила, что среди ветеранов спорта преобладают люди консервативных взглядов. Тем более приятным и волнующим был момент, когда, услышав, что в зале — гость из СССР, все присутствующие аплодировали стоя. А на программке вечера осталась памятная надпись: «Спасибо, что вы пришли сюда. Это действительно большая честь для нас».

Но вернемся к делам домашним. Квартира Сэлли — одна из четырех в двухэтажном коттедже. Три комнаты: просторная гостиная с кухней внизу и еще две комнаты наверху. Живет она одна: предыдущий брак оказался неудачным, детей нет.

- Пока нет, - добавляет Сэлли. В свои тридцать семь лет она не оставляет надежды не только выйти замуж, но и завести детей. Престиж семьи в Штатах высок, американцы чадолюбивы: как правило, они имеют по двое-трое детей. При этом нельзя, конечно, не учитывать, что они имеют для своего чадолюбия определенные материальные и бытовые условия.

Что и говорить, квартира американки — сущий рай для хозяйки: все механизировано, автоматизировано, во всем максимум комфорта. Но при этом, по моим наблюдениям, они меньше, чем русские женщины, уделяют внимание домашней кулинарии, для приготовления пищи пользуются преимущественно полуфабрикатами, часто обедают вне дома. Во всяком случае, к концу поездки представители мужской части делегации откровенно тосковали по борщу, картошке, селедке и т. д. и морщились при виде надоевших тостов, бэконов и салатов из экзотических фруктов.

Кстати, продукты в США достаточно дороги, натуральные мясо и птицу покупают, как мне объяснили, только по особым случаям.

В числе прочих вечерних мероприятий были мы званы и на «пикник в американском стиле», на который наши «хозяева» пришли с семьями. Неожиданным оказалось не только то, что проводился он в закрытом помещении. На вопрос, похож ли этот пикник на «пикник в русском стиле», один из остряков нашей делегации не задумываясь ответил: «С женами и без водки? Это что угодно, но только не пикник!» Согласитесь, что в этой шутке есть известная доля правды.

Любопытным мне показалось следующее наблюдение. Во время одной из поездок по городу Сэлли небрежно бросила:

- Вы знаете, что такое женский алкоголизм? Теоретически? А я практически. Я была алкоголичкой. Но после того как пьяная села за руль и попала в аварию, решила обратиться в общество «Анонимные алкоголики». Там мне и помогли вылечиться.

Сэлли рассказывала об этом без тени смущения, явно не испытывая комплекса неполноценности в связи со своим прошлым. И это, наверное, более естественно, чем наш ярлык «леченый алкоголик» (а тем более — алкоголичка). Во всяком случае, все это не помешало Сэлли переквалифицироваться по своему желанию из специалиста по истории восточных культур в журналиста и получить престижную и высокооплачиваемую работу на телевидении.

А вот вопрос о доходах журналиста смутил ее гораздо больше.

- У нас не принято говорить о своей заработной плате, - сказала она. - Но я не хочу, чтобы у вас остались вопросы, на которые вы не получили ответа.

Не буду злоупотреблять откровенностью Сэлли и не стану называть ее доход. Скажу только, что это примерно в 50 раз больше, чем получает советский журналист того же ранга. И это хватает и на прекрасную квартиру (которую, впрочем, Сэлли считает маловатой), и на автомашину с электронным управлением, и на хобби - сафари в африканских саваннах. Естественно, журналистская профессия считается престижной и Сэлли гордится своим социальным статусом. Тем более что отец ее, бывший крупный промышленник, в годы «великой депрессии» разорился, семья из «высшего» класса перешла в «средний», и Сэлли в жизни пробивается сама. Возможно, поэтому она все время подчеркивала свое критическое отношение к американской действительности, в которой, по ее словам, «все совсем не так уж благополучно, как может показаться со стороны». И призывала не судить об их жизни только по полкам магазинов.

(А еще у моей хозяйки жили две русские борзые. Одного из псов звали Миша. «В честь Горбачева?» - спрашиваю. Посмотрела удивленно. «Нет, - говорит. - в честь Барышникова. У него такие же длинные ноги и грустные глаза).

...Однажды Сэлли пришла с работы изрядно раздраженной.

- Представляешь, - поделилась она со мной, - мне на телестудии коллеги уже сделали замечание — не слишком ли много я «высовываюсь» со своими передачами. И напомнили, что я «всего лишь женщина».

Действительно, конференция «Чатокуа в Пите», прием советских гостей в своем доме представляли для Сэлли и чисто профессиональный интерес. В эти дни ее сюжеты появлялись в эфире, видимо, чаще обычного. И ее коллеги, мужчины, в активности Сэлли усмотрели, как ни странно, своего рода покушение на мужской приоритет. Странно для нас. Но не для американцев, где женщины продолжают борьбу за право работать наравне с мужчинами.

Об этом шла речь и на одном из заседаний конференции, посвященном проблемам семьи, роли мужчины и женщины в современном обществе.

На этом заседании в числе других участниц женского движения выступала и Марло Томас — известная американская актриса и общественная деятельница, жена Фила Донахью. Она с гордостью заявила, что «если еще совсем недавно женщина могла сама выбирать только форму кастрюли или цвет губной помады, то теперь она наравне с мужем имеет право выбирать марку холодильника или даже автомобиля». Как вы понимаете, наших женщин немало позабавил этот пример достижений эмансипации. Конечно, проблемы американок в действительности гораздо сложнее, в частности, они по сей день борются за равенство с мужчинами в оплате труда, в политических правах и т. д.

(Интересно, что, по словам Сэлли, журналист в их телекомпании не имеет права высказывать публично или как-то еще проявлять свои политические предпочтения — сразу может лишиться работы, потому что зрители перестанут верить в его объективность)

Да, жизненные сложности у советских и американских женщин сильно разнятся. И, хотя представительницы делегации СССР — первый заместитель председателя Комитета советских женщин А.Федулова, народный депутат СССР, главный редактор журнала «Крестьянка» Г.Семенова и другие — весьма самокритично описали положение женщины в нашем обществе, все же невольно меня преследовало желание сказать американкам: «Остановитесь, подруги! Не боритесь столь яростно за равенство с мужчинами! Уж в этом-то мы вас опередили, теперь дай Бог втолковать нашему обществу, что мы все же не во всем равны и нуждаемся в определенных послаблениях».

Кстати, даже в Питсбурге, отнюдь не «медвежьем углу», а крупном университетском городе, многие с нескрываемым удивлением обнаружили, что русские женщины приветливы, улыбчивы, держатся с достоинством и не носят платков на голове.

Как бы то ни было, но по результатам социологического исследования 64 процента советских женщин и 65 процентов — американских не хотели бы, чтобы их дочери повторили их судьбу...


Дом Сэлли

В гостиной у Сэлли с "напарницей" - профсоюзной теткой из Карелии. Я при ней переводчиком была)) Мы не подружились, как зовут - не запомнила.

В гостиной за завтраком

Красавцы-борзые.
Эти фото делала Сэлли, в день отъезда подарила альбомчик на память. У нас такой техники в широком обиходе еще не было. Оттуда первую "мыльницу" привезла.

Comments