alla_amelina (alla_amelina) wrote in politics_80_90,
alla_amelina
alla_amelina
politics_80_90

Category:

Судья КС Эрнест Аметистов - о власти, интеллигенции, журналистике и многом другом

Гайд - парк "ВК" ("Вечерний клуб") 14 ноября 1995 г.

Любая власть - зло, выбирайте меньшее
советует член Конституционного суда
доктор юридических наук
Эрнест Аметистов

- Эрнест Михайлович, власти нас уверяют, что строят правовое государство, но у людей это вызывает скептическую улыбку. Всех переполняет ощущение правового беспредела и бесправия.

- Стоп! Так дело не пойдет. По всем правилам "хорошего тона", принятого теперь в средствах массовой информации, я тут же должен с вами согласиться и продолжить: "Да, действительно, жизнь ужасна, право рухнуло, законы мертвы". Словом, использовать весь "джентльменский набор" нынешней пропаганды. А я, извините, не соглашусь. Общая картина нашей жизни весьма пестра. В ней есть все. Нищета и богатство. Кризис одних отраслей экономики и процветание других. Хорошие законы и трусливые чиновники. Плохие законы и честные судьи. Самоотверженные защитники прав человека и полностью потерявшие стыд политики. И много чего еще есть в нашей жизни, кроме одного - монохрома: ее нельзя изображать одной краской - черной или белой. Но если только читать газеты, слушать радио, смотреть телевидение и не выходить на улицу, то можно утонуть в потоках грязи, которые они регулярно выливают на новою Россию. Сказать что-либо хорошее о современной жизни считается просто дурным тоном. И вот уже вполне процветающий гражданин с дачей на Рублевском шоссе и новым "Мерседесом" в гараже на вопрос журналиста: "Как дела?" начинает ругательски ругать все вокруг. Потому, что так принято, и потому, что он знает, что именно этого от него и ждут. Так что черная посткоммунистическая пропаганда так же далека от реальной действительности, сколь была далека от нее пропаганда коммунистическая, которая столько лет лгала о "счастливой" жизни советских людей. При всех ее недостатках, грехах и извращениях нынешняя политическая система остается пока что единственным гарантом российской свободы. Рухни вся эта система сегодня, завтра все ростки рыночной экономики и свободного предпринимательства, прав человека, многопартийности, независимости судов, свободы слова будут мгновенно раздавлены и перечеркнуты.

- Но российская интеллигенция всегда была в оппозиции к властям...

- Во-первых, не всегда. Вспомните советскую интеллигенцию. Во-вторых, интеллигенция была в оппозиции к тоталитарным режимам, а это совсем другое дело. Но зачем же рубить сук, на котором сидишь? Один довольно известный сравнительно молодой журналист с юридическим образованием и репутацией прогрессиста сказал мне недавно: "Победа коммунистов на выборах неизбежна, но бояться этого не следует, они ничего не смогут изменить". Я спросил, а не опасается ли он, что в случае прихода к власти коммунистов ему придется проститься с самым дорогим в его профессии - со свободой слова? "Но ведь это невозможно, - наивно воскликнул мой собеседник. - Есть Закон о печати, в конце концов есть вы - Конституционный суд!" Мне пришлось напомнить ему известный исторический факт: 25 октября 1917 года большевики совершили переворот, а уже 27-го вооруженные красногвардейцы пришли в редакции "буржуазных" газет и закрыли их. Что же касается Конституционного суда, то он уже получил от представителя коммунистической фракции в Государственной Думе уведомление о том, что после "смены власти вам будет предъявлен счет". Другой же депутат - бывший коммунист, ныне жириновец (между прочим, доктор юридических наук) удостоил меня особой чести, пообещав, что через год после их прихода к власти со мной расправятся персонально. Видя сегодняшнее бедственное состояние общества, многие мечтают о твердой руке, забывая при этом самую малость: когда "твердая рука" приходит к власти, то добровольно она ее потом никогда не отдает. И если сейчас вы можете ругать власть на любом перекрестке и имеете шансы сменить ее один раз в четыре или пять лет, то тогда вам останется выражать свое неудовольствие лишь на собственной кухне, и то без полной гарантии от доноса.

- Такая ли уж ценность - свобода, если реальная покупательная способность падает, цены растут?

- У людей удивительно короткая память. Всего четыре года прошло, и уже напрочь забыли об унизительных очередях, в которых мы проводили полжизни. Я вот храню "визитную карточку покупателя" и неотоваренные талоны на табак - высшее достижение развитого социализма конца 80-х - начала 90-х годов. А если сейчас у нас сохраняется изобилие, значит, им постоянно кто-то пользуется, и эти "кто-то" не только "новые русские". Для них хватило бы и десятой доли того, что лежит сейчас на прилавках (как это было раньше в закрытых валютных магазинах, обслуживавших прежних советских богатых). Но сфера торговли и бизнеса расширяется. О чем-то это говорит. Возьмем другую сферу - строительство. Я не экономист, но кто бы мне объяснил, что это за экономический кризис, если он сопровождается строительным бумом? Посмотрите, как возрождается Москва. Словно грибы после дождя, растут новые дома и реставрируются старые особняки, воскресают из пепла храмы. Пока наши горе - "государственники" вопят о гибели Отечества, подлинные патриоты делают дело. Я каждый день езжу мимо стройплощадки храма Христа Спасителя, он растет буквально на глазах. А три миллиона квадратных метров, сдаваемого каждый год в Москве жилья? Из них половина - бесплатного, муниципального для очередников. Это не факт? Скажите, разве все это только для очень богатых?
А теперь о том, кому нынешнее изобилие недоступно. По моим оценкам, у 35 - 40 процентов населения зарплата и пенсия (часто нерегулярно выплачиваемые) хронически не поспевают за ростом цен. Эти люди трудятся на госпредприятиях, в колхозах и совхозах, не способных выстоять в рыночной экономике. Не могут принять ее условия и многие люди в силу возраста, отсутствия способности, энергии. Новый мир со всеми его соблазнами кажется им жестоким, чужим и ненавистным. Бедные - основная социальная опора сил, которые хотят вернуть страну в ее прошлое. Поэтому материальная забота о нуждающихся должна стать главной обязанностью демократического государства, если оно хочет выжить.

- Раньше о них заботились...

- Не преувеличивайте эту заботу. Как можно было прожить на пенсию в 60 - 80 рублей, которую получало большинство стариков? Прибавьте пустые прилавки, с которых нечего было купить даже за эти гроши. Нищие и бездомные тоже не сегодня появились. Их гнали с центральных московских улиц, с вокзалов, но слово "бомж", между прочим, вошло в советский обиход еще в 60 - 70-х годах. Нынешняя жизнь действительно достаточно жестока, требует риска и ответственности. Но в ней есть одно важное отличие от прошлого: обретенная свобода дает право выбора, и прежде всего право выбора труда и занятий. Ведь раньше государство было единственным монопольным работодателем. И если вы были не в ладу с начальством, вам могли испортить биографию и навсегда оставить с волчьим билетом. А вспомните, через сколько унижений нужно было пройти, чтобы получить работу по совместительству? Одно время это вообще запрещалось для многих категорий служащих. Сейчас можно работать хоть в пяти местах. Что теперь гораздо труднее, так это получать деньги, ничего не делая. Разве что в госсекторе.

- Тем не менее рост преступности отчетливо свидетельствует о неблагополучии. Одни не платят сполна налоги, другие не стесняются уворовать "кило" гвоздей, третьи грабят общество на сотни миллионов, четвертые заказывают убийство, а пятые его исполняют... И возмездие зачастую не наступает. Почему же бездейственны законы?

- В новой России не было революции, не было чисток, люстраций, насильственной смены всего государственного аппарата. И это хорошо. Потому что за годы советской власти мы перевыполнили все планы по насилию и злодейству. Но такой "щадящий" подход привел к тому, что во всех звеньях государственного аппарата осталось множество людей, активно не приемлющих реформы и все с ними связанное. Не стали исключением и правоохранительные органы. Там достаточно много людей, тормозящих применение законов по чисто политическим причинам. Для них - чем хуже, тем лучше. Есть и другие причины бездействия этих органов. Хотя "телефонное право" осталось в прошлом, и закон создал достаточные гарантии независимости и судей, и прокуроров, но все ли они счастливы своей независимостью? Ведь независимость - это прежде всего ответственность и смелость. А такие качества не были популярными в советском госаппарате. Вот и раздумывает иной страж закона: сегодня я посажу за решетку мафиози или фашиста, а завтра они придут к власти, и что же со мной будет?
Но все же в сфере правопорядка, не все так плохо, нравы меняются к лучшему. Взгляните на статистику: согласно докладу Комиссии по правам человека только за один 1993 год суды рассмотрели около 25 тысяч дел по искам граждан к государству. Эти жалобы на действия государственных органов и должностных лиц в большинстве своем решены в пользу граждан. Комиссия считает, что такого количества дел мало по сравнению с общим числом гражданских дел - 400 тысяч за год. А я полагаю, что много. Ведь еще четыре - пять лет назад никто и мечтать не смел оспорить в суде действия начальства, а в прошлом году в одном из московских судов был выигран первый иск к Президенту России.
Изменилась сама структура гражданских исков. Если прежде это были главным образом трудовые и жилищные дела, то теперь обычными стали дела о защите прав потребителей, вовсе неизвестные в прошлом, и дела о защите чести и достоинства, которые тоже были редкостью еще несколько лет назад. Да и сама профессия юриста стала чуть ли не самой престижной. Значит, все-таки лед тронулся.

- Эрнест Михайлович, а вы не опасаетесь, что вас заподозрят в апологетике власти?

- Не опасаюсь. Я власти ничего не должен. С юных лет, задолго до того, как удалось прочитать "Мастера и Маргариту", я исповедовал "принцип Воланда": ни у кого ничего не просите, сами придут и все дадут. Я пальцем не пошевелил, чтобы стать судьей Конституционного суда. Меня даже не было в Москве в это время. Но вообще идеальной власти не бывает, это утопия. Любая власть - зло. Но зло необходимое. Речь может идти лишь о выборе между двух зол: между худшей и лучшей властью, между меньшей и большей степени свободы.



Tags: 1996 год, Эрнест Аметистов, политика
Subscribe

  • Депутатам в СМИ не всегда слово давали

    Была в России в 90-х годах такая структура - Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ. В нее можно было обратиться в случае…

  • Информационная политика ДВР: мечты и планы

    Лето 1994 года. Только что учреждена партия "Демократический выбор России" (ДВР). В числе первых организационных шагов - формирование…

  • Выход Гайдара из СПС

    Претерпев все сложности, неудобства, избыточные компромиссы, связанные с коалиционным характером партии "Союз правых сил", в 2008 году Егор Гайдар из…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments