Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Заглавный пост

Наш сайт: www.80-90.рф

Историографическое сообщество "Политика на сломе эпох" существует с 2010 года. Оно создано для обсуждения политики на рубеже двух эпох - перехода от построения "светлого будущего" к демократии. Кроме того, цель сообщества - информирование о том, что происходило в период конца 80-х-начала 90-х годов. Наши материалы основываются на документах, архивах и воспоминаниях непосредственных участников тех или иных событий.

Приглашаем вас к обсуждению всех аспектов темы: что было, к чему привело, какие тенденции намечались, какие планы сбылись, а какие - нет. Задача сообщества “Политика на сломе эпох” также состоит в  развенчивании многочисленных мифов о 90-х годах - периоде зарождения и становления новой России.

Сообществом “Политика на сломе эпох” уже проведен ряд мероприятий в регионах страны. В наших дальнейших планах -  проведение в Москве и регионах России круглых столов, дискуссий и выставок, посвященных новейшей политической истории Российской Федерации.

Изначально, наше ЖЖ-представительство было основной площадкой для публикации материалов и их обсуждения. Однако с течением времени и нарастанием опыта, а также количества материала, стало понятно, что платформа ЖЖ нам немного тесновата. Поэтому была зарегистрирована группа в Фейсбуке, которая называется также: "Политика на сломе эпох". В частности, так уж сложилось исторически, что основные дискуссии разворачиваются именно там.

Поэтому, было принято решение, что группа "Политика на сломе эпох" в рамках Фейсбука будет основной дискуссионной площадкой. В свою очередь, ЖЖ-сообщество станет своеобразной библиотекой, где будут храниться материалы, которая будет регулярно пополняться, в которую всегда можно обратиться за нужным архивным документом. То есть, это и библиотека, и архив.

Подчеркну, что это сообщество никто не забывает, просто несколько сместились приоритеты в сторону более оперативного общения. Сообщество в ЖЖ будет так же нами холиться и лелеятся!

Группа "Политика на сломе эпох" в Фейсбуке: https://www.facebook.com/groups/politics80.90/

БОРИС ЕЛЬЦИН ОТКРЫВАЕТ АМЕРИКУ 3

Продолжение главы из книги первого помощника Бориса Ельцина Льва Суханова
"Три года с Борисом Ельциным"


ЗАБОТА О ХРЮШКАХ ПО-АМЕРИКАНСКИ.

Мы направляемся в американскую «де-ревню» по ровной, словно бильярдный стол, магистрали. Настолько ровной, что реши-ли провести небольшой эксперимент: налили полный стакан воды и поставили его на пере-днюю панель... Ждали, прольется ли из него хоть одна капля. Но так и не дождались...
Я с нетерпением вертел головой в ожида-нии, что вот-вот покажется деревня -дома с соломенными крышами, грязные канавы, брошенные комбайны, сгнившие копны сена... Словом, тот «сельскохозяйственный ландшафт», к которому мы привыкли у себя дома. Конечно, я несколько утрирую, но факт остается фактом - никакой деревни или де-ревеньки мы так и не встретили. По обеим сторонам дороги бежали одно- и двухэтажные разноликие коттеджи, не замурованные мощными заборами, а лишь окруженные травяными газонами и кустарниковыми ограждениями. Деревни, разумеется, в нашем представлении, мы так и не увидели.
Ферма Джина Хардина находилась в 50 ки-лометрах от Индианаполиса и специализи-ровалась на откормке свиней. Хозяину примерно 45-50 лет и весь его облик сочета-ется с классическим типом американского фермера: загорелый, с натруженными рука-ми, белозубой улыбкой. Но это был не про-стой фермер, одновременно он являлся ру-ководителем Всемирной организации свиноводства. Так что это был, по нашим поня-том, знатный, заслуженный свиновод. Разве что с единственной разницей: если у нас на заслуженных свиноводов» работает целый штат подсобных рабочих, то у Джина Хардина было всего три помощника: сын и два брата. А сколько свиней? 6000! И 500 гектаров земли. По нашим, колхозным, масштабам, для обра-ботки и откармливания такого количества голов потребовался бы целый колхоз и не менее 100 человек администрации. То есть на одного свиновода по одному бюрократу. А у Хардина наемных рабочих не бывает.
И когда мы отравились осматривать ферму, нас заставили надеть чистые халаты, чтобы, не дай бог, мы не занесли хрюшкам какую-нибудь инфекцию. Здесь не было ни грязи, ни отврати-тельных запахов. Свиноматки находились поч-ти что в герметических помещениях - по пять-шесть в каждом, и наблюдать за ними мы могли только через специальный «глазок».

Collapse )

25 ЛЕТ НАЗАД 14 ДЕКАБРЯ 1989 ГОДА СКОНЧАЛСЯ АНДРЕЙ ДМИТРИЕВИЧ САХАРОВ

23 декабря 1986 года Андрей Дмитриевич и его супруга Елена Георгиевна вернулись в Москву после шести лет горьковской ссылки. А десять дней спустя, 3 января, мы с моим коллегой по «Литгазете» Юрием Ростом сидели у них в двухкомнатной квартире на улице Чкалова, брали интервью. Это было первое интервью Сахарова российским журналистам после его изгнания. Интервью было длинным. Здесь я приведу лишь один фрагмент из него. Вопросы Андрею Дмитриевичу мы передали заранее, а он к моменту нашей встречи написал на них ответы. Но кроме письменных вопросов мы задаем еще и дополнительные устные.
…Очередь в нашем интервью доходит до участия Сахарова в создании бомбы. Тут живет легенда. Согласно ей, Сахаров – «отец» нашей водородной бомбы, советский Эдвард Теллер.Collapse )
(Из книги Олега Павловича Мороза «Сахаров. Возвращение из ссылки», которая готовится к публикации © )

23 ДЕКАБРЯ 1986 ГОДА САХАРОВ ВЕРНУЛСЯ ИЗ ШЕСТИЛЕТНЕЙ ГОРЬКОВСКОЙ ССЫЛКИ

Андрей Дмитриевич и его супруга Елена Георгиевна приехали поездом на Курский вокзал ранним утром 23 декабря 1986 года. Елене Георгиевне удалось довольно легко добраться до машины, а Сахаров минут сорок пробивался через толпу журналистов (собралось человек сто, в основном зарубежные). Впрочем, толпа двигалась и останавливалась вместе с ним.
Так в этом монолитном движении и периодических остановках и происходила первая пресс-конференция Сахарова на московской земле. Кто-то выкрикивает вопрос. Тут же раздается другой. Академик теряется, на какой отвечать. Старается отвечать на оба. Получается мешанина. После выясняется, что выкрикнувший какой-то вопрос не расслышал ответа – вопрос повторяется. Сахаров покорно повторяет свой ответ (выглядит он неважно, но старается держаться бодро).
– Как вы расцениваете свое освобождение?
Collapse )

Хорошо забытое старое

Ностальгирующим по совку...

Оригинал взят у germanych в Хорошо забытое старое


Oldies but Goldies – так назывался сборник лучших песен группы the Beatles. Старые, но золотые. Я тоже предлагаю сегодня вспомнить хорошо забытое старое. А именно: определённые действия, которые выполнял советский гражданин в своей повседневной практике «на автопилоте». То есть такие действия, которые были абсолютно привычными для каждого советского человека. Характерные, так сказать, штрихи советского быта.

Для примера. Когда советский человек заходил в гастроном, то он как правило собирался купить не один какой-то продукт, а сразу несколько, например: молоко, хлеб, сыр, колбасу (в тех немногих городах, где она была). Универсамов (универсальных магазинов самообслуживания) даже в Москве было мало. А за её пределами разве только в крупных городах. Поэтому обычно покупали в профильных магазинах («молоко», «мясо», «вино-воды») или – гастрономах. Типовой советской гастроном представлял из себя довольно-таки просторный зал, по периметру которого возле стен были расположены прилавки. Все прилавки были разделены на отделы: хлебный отдел, молочный отдел, колбасный, мясной, бакалея и т.д. Советский человек (чаще всего это была многострадальная советская женщина) вставал(а) в молочный отдел (т.е. пристраивался в хвост очереди). Когда до него доходила очередь, он(а) просил(а) взвесить ему «грамм четыреста пошехонского сыра». Продавец взвешивал и называл цену (продавцом, кстати, тоже обычно была советская женщина, правда более упитанная). По просьбе покупателя продавец мог записать цену на клочке бумажки. Далее советский человек перемещался в колбасный отдел. Там тоже выстаивал очередь и просил взвесить: «полкило любительской» (ну или «докторской», скажем). Процедура с ценой (и возможной записью на клочке бумажки) повторялась. Далее покупатель перемещался в бакалейный отдел. Снова выстаивал очередь. У прилавка говорил продавцу: «мне полкило вермишели и триста грамм леденцов» (леденцы, правда, могли быть в ещё одном отделе – кондитерском; но это где как). Ему взвешивали запрошенное, высыпали в кульки и также сообщали цену.

Далее наступал более ответственный момент.


Collapse )